Паранойя — явной симптоматики не наблюдается

«Бред параноика!» — такое или аналогичное высказывание иногда можно услышать из уст какого-нибудь киногероя, а возможно, и в реальной жизни. Каждый знает, что этот термин тесно связан с психологической сферой, но точный его смысл понимают далеко не все. И в этом нет ничего удивительного, психопатология — очень сложная наука, в которой даже узкие специалисты зачастую имеют разные взгляды на тот или иной аспект. Не всё так просто и с паранойей. Хотя бы потому, что это психическое расстройство до сих пор достаточно не изучено, и в практической медицине нет действенных методов по его коррекции. И на то есть свои причины.

Дело в том, что явной симптоматики, подтверждающей, что человек «не в себе», совершенно не наблюдается вплоть до терминальной фазы заболевания. Именно поэтому больные паранойей редко попадают в психиатрические отделения. В итоге для пациентов это чревато прогрессированием заболевания, а для психиатров отсутствием возможности наблюдать за больными и изучать патологию через призму практических исследований.

Каковы же признаки характерны для паранойи? Прежде всего, это бредовые идеи, заключающиеся в обострённой подозрительности и недоверии к окружающим. Они очень тонко чувствуют душевное состояние другого человека, однако неправильно интерпретируют его, придавая ничего не значащим мелочам огромное значение и явно преувеличенную негативную окраску. Так, больному паранойей с бредом преследования ничего не стоит заподозрить в человеке «целого» террориста лишь на основании случайно брошенного взгляда, в котором параноик «заметит» все «коварные намерения» этого прохожего. А страдающий бредом ревности супруг может довести свою половину до нервного срыва, объясняя каждую её задержку на работе или даже неосторожно сказанное слово мыслями о любовнике и желанием разрушить семью. Причём никакими разумными доводами и даже предоставленными доказательствами переубедить их невозможно.

Действительно, параноики переполнены критикой, зачастую совершенно необоснованной, в адрес окружающих, и в то же время они совершенно не приемлют каких-либо высказываний в свой адрес. Однако какого-либо неадекватного поведения или повышенной агрессии с их стороны не наблюдается. Также у них нет галлюцинаций, фантасмагорических идей или других очевидных признаков, которые могли бы направить на мысль о том, что человек страдает психиатрическим заболеванием. Они социально активны, хотя очень часто отношения с другими людьми складываются у них довольно тяжело, и способны к логическому мышлению. Более того, их логическая цепочка, построенная на собственных умозаключениях, настолько безукоризненна, что найти брешь в ней практически невозможно. Однако начальные звенья этой цепи, то есть те отправные точки или причинная база, на основании которой строятся все эти умозаключения, совершенно не соответствуют действительности и сильно искажаются через призму подозрительности. Поэтому система восприятия окружающей действительности оказывается со значительной примесью негативизма, отсюда страдает общение с людьми и ход мышления. Именно в этом и заключаются все беды параноиков.

Кроме того, параноики невероятно чувствительны к оскорбительному тону или пренебрежительному отношению к своей особе. Однако это связано не с повышенной самооценкой, а скорее с «доказательством» того, что человек задумал против него что-то недоброе. Хотя факту своего существования на Земле параноики тоже нередко предают большое значение, умудряясь каким-то образом связывать различные события со своей личностью. Ухудшает взаимоотношение с окружающими и тот факт, что больным паранойей чужды коллективизм, сопереживание за какое-либо дело и они совершенно невосприимчивы к юмору.

Паранойя проявляется в основном у лиц среднего возраста, хотя начало болезни, как считают многие специалисты, закладывается ещё в детстве. Именно в детстве мальчики и девочки, как правило, не склонны к совместному пребыванию в одном коллективе. Даже сидение за одной партой в начальных классах воспринимается чуть не как издевательство со стороны учителя. И лишь с 11 — 12 лет, по мере развития гетеросексуальности, всё постепенно меняется. Если же человек психологически «застрянет» на этом уровне, то в дальнейшем очень высок риск того, что он станет параноиком.

С детальными причинами этого явления медикам ещё предстоит разобраться. Впрочем, как и с эффективными методами его лечения. Однако медицина не стоит на месте и, вполне возможно, вскоре решит и эту проблему.

Жигула Андрей

Похожие записи:


Комментарии закрыты.