Где найти самую искреннюю любовь?

clip_image002

На «прогнившем» Западе благотворительность давным-давно стала частью жизни. Ею занимался Рокфеллер, да не просто так, а в соответствующих масштабах. Ею занимается Билл Гейтс. И вообще любой порядочный бизнесмен и член общества. Это не потому, что они боятся бога. И не потому, что пытаются отмыться от каких-то мифических грехов. И не потому что рассчитывают на какую-то сиюминутную выгоду.

Просто в Америке и Европе давно поняли простой закон жизни «Если хочешь что-то получить от жизни, нужно что-то отдать». Этому учит Библия, учит общество, учит даже популярный Кийосаки. А в нашей стране продолжают искать в этом подвох. Не помогает в деле убеждения ни философия, ни популярная наука синергетика, ни физика с ее законом сохранения энергии. Но дело даже не в законах вселенной. Просто надо один раз попробовать, и тогда все станет ясно и понятно.
Я впервые попала в детский дом по работе. Меня пригласили сопровождать американскую пару в качестве переводчика. «Мои американцы» удочерили украинскую девочку, а теперь приехали за ее сестрой. Первым человеком, которого я встретила в аэропорту, был директор христианского приюта «Добрый пастырь», Оксана Волкова, а с ней трое детей. Я тогда подумала, что это ее собственные дети: фразы, взгляды, забота и беспокойство — все говорило в пользу этой версии. Но я ошиблась, это были дети из приюта. Мы разговорились. Когда о проблемах детей-сирот рассказывают с экрана телевизора, это что-то патетическое, но далекое. А когда вот так, обыденно, усталым голосом… О том, что финансирования никогда не хватает. О том, что на самом деле нужно детям. О том, сколько бюрократических преград нужно преодолеть, чтобы усыновить. С какой же радостью я встречала эту американскую пару, которая приехала, чтобы забрать из детского дома еще одного ребенка — забрать в семью!
Когда мы приехали в детский дом «Пролиски», нас уже ждали. Ждала девочка, которая много лет не видела свою сестру. Ждали ее друзья, с радостью, любопытством и робкой надеждой, а может… а вдруг… их тоже возьмут в Америку.
После того как поутихли восторги и слезы, нам устроили экскурсию по детскому дому. Не могу сказать, что в нем было так уж плохо в бытовом плане. Тепло, чисто, где-то даже комфортно. Дело не в этом, совсем не в этом. Я все поняла, когда нас привели в ясельки. Представьте себе много-много маленьких детей сразу, в одной комнате. И все тебе улыбаются. Уже через минуту я оказалась на полу. Меня окружили пятеро малышей и бросились обниматься. Вот так просто обнимать чужую, незнакомую тетю. Я гладила их по голове, по плечам, шептала ласковые слова, знакомилась, а сама чуть не плакала. Чуть в сторонке моя американка сидела в той же позе, пела американские песенки, улыбалась, также гладила и получала такие же радостные улыбки — в этот момент ей совсем не нужен был переводчик. Мне было тепло, как же мне было тепло. Здесь меня любили. Детям-сиротам не хватает любви и ласки. Это да. Но с какой же искренностью они ее дарят! Когда общаешься с ними, понимаешь, насколько не хватало любви и ласки тебе самой. Мы с трудом заставили себя попрощаться, и они еще долго махали нам. А один мальчик крутнулся на пятке, закричал «Вы все равно уйдете! Вы как все!» и убежал. Я не выдержала и приехала еще раз, потом еще. Я проводила с ними каждую субботу. Играла в салочки, гладила по голове, выслушивала, рассказывала, кормила мороженым, брала в город погулять. Иногда просто садилась, обнимала, молчала и чувствовала, как нам хорошо вдвоем вот так сидеть и молчать. Им не нужны были конфеты и игрушки, им нужно было, чтобы кто-то их любил. Это были самые лучшие, самые счастливые полгода в моей жизни…
Не нужно красивых и пустых слов. Дело вовсе не в репутации и не в деньгах. Благотворительность — это прежде всего любовь. Только прошу вас, не обещайте им вернуться, если не собираетесь этого делать.

Источник

Похожие записи:


Комментарии закрыты.